Пратакол паседжання 22.12.09

22.12.09 состоялось заседание, посвященное обсуждению текста Владимира Фурса “Белорусский проект “современности”"// Европейская перспектива Беларуси: интеллектуальные модели. Вильнюс, ЕГУ, 2007. С. 43-59 http://www.prastora.org/wp-content/uploads/2010/02/fours_belarusian_modernity.doc

С докладами выступили: Андрей Тетеркин и Галина Русецкая.

Субъективный протокол:

Спасибо всем за участие, в особенности, Галине Русецкой и Андрею
Тетеркину.

1. задача была взглянуть а) на текст самого Владимира Фурса с точки
зренияперспективности его собственного подхода и используемого им
инструментария социальной теории;
б) попробовать через этот текст взглянуть на само поле социальной и
политической философии в Беларуси: есть ли оно вообще и, если есть,
что о нем можно сказать?

2. судя по дискуссии – поле социальной и политической философии в
Беларуси есть. Это эдакий междисциплинарный конгломерат, который сам Владимир
скорее обозначал социальной теорией, ядром которой видел переосмысленную
социальную философию и социологию (А. Тетеркин озвучил такую мысль). Это поле
есть в Беларуси, потому что энное кол-во людей владеют его языком и, что
самое важное, делают попытки изнутри него осмысливать беларусские реалии.

3. что же показывает текст самого Владимира? Стоит начать с замечанием (высказанного Павлом Барковским) на тот счет, что
Владимиру Фурсу целесообразней было бы начать размышления не с модерности как
таковой, а с обоснования, что Беларусь – модерное образование (доказательство
чего раскиданы по историческим и социологическим текстам о Беларуси).
Именно через введение некой “фактичности Беларуси” начинает свой текст
“Разбурыць Парыж” В. Акудович, доказывая, что Беларусь следует анализировать в
постмодерной логике.

Если мы принимаем, что Беларусь модерная, далее можно следовать за
Фурсом: за его критикой универсалистских претензий адептов модерности и
переходом к идее “многообразных модерностей”. Тогда применительно к Беларуси
нужно выявить своеобразие модерности (свою модерность) и ее потенциал. То,
что у модерности есть потенциал, содержится в ее определении как
“незавершенного и открытого проекта” (Хабермас и иже с ним).

Для выявление такого беларусского своеобразия Владимир далее
обращается к Касториадису и другим, что, как заметил Павел, не совсем обоснованно:
т.е. не совсем понятен выбор тех или иных авторов. Однако если все же
воспроизвести логику размышлений Фурса, то своеобразие беларусской
модерности должно осмысливаться с опорой на *идею* *переустановления
общества*, она же – *политика*. Тогда необходимо найти свой вариант
переустановления общества, а, это значит, стать его субъектами,
учитывая, что пока в Беларуси общество устанавливает властный аппарат.

Стать субъектами пересустановления общества, согласно Фурсу, можно
только сообща, для чего и необходимо *нациостроительство*. И именно по
гражданскому сценарию, или сценарию включения. Если нам удастся такой сценарий
осуществлять, то мы будем двигаться в направлении автономного
общества, которое и рассматривается как нормативное ядро модерности.

“От себя”: продуктивность размышления о Беларуси в логике ”
многообразных модерностей” и дает нам нормативный ориентир на автономию. Но только
формальный: созидание автономии (форм автономии) в Беларуси возможно,
по Фурсу, только через опознавание того, что этому мешает (гетерономии,
например, госаппрат) и через ответ именно на эти условия: через их
переконфигурирование или как-то еще. Мне кажется этот ориентир
принципиально важным, и его мне не хватает, к примеру, в текстах В. Акудовича или
И. Бобкова.

4. Как оценить этот проект Владимира?
Следующим утром проснулась с мыслью, что пока нам не хватило средств,
чтобы его оценить. Поэтому мне кажется целесообразным продолжить обсуждение
проекта Фурса.

Примечания к моим размышлениям:
1. модерность (modernity, modernite) – это эквивалент понятия
“современность”, которое использует Владимир Фурс. кстати, в переводе
на русский текста М. Фуко “Что такое Просвещение?” это понятие тоже
переводится как “современность”. я же использовала его как *модерность*,
рассматривая современность как определенную версию модерности.

2. современной модерность становится тогда, когда мы рассматриваем
*автономию с учетом господства *как негативной составляющей автономии, которой
не избежать при созидании автономии. но на которой нельзя зацикливаться,
чем злоупотребляют такие авторы, как, например, Ж. Бодрийяр.

- про *атономию и господство* можно прочесть тут:
http://belintellectuals.eu/publications/228/
отношу себя (и фурса) к пост-тоталитарной политфилософии, что, я
надеюсь, мы еще обсудим, когда будем мою книгу критиковать:)

- про обоснование продуктивности использования понятия модерности (с
учетом, но не переучетом его негативной стороны) для анализа ситуации
в Украине можно провесть *Микола Рябчук*. Западники поневоле: парадоксы
украинского нативизма, текст есть тут:
http://www.case-border.org/magazine-crossroads-1-2-2004.php

Ольга Шпарага

Вы можаце сачыць за каментарамі да гэтага запісу праз RSS 2.0 feed. Вы можаце пакінуць каментар, альбо trackback з вашага ўласнага сайта.

 

Пакінце каментар