Пратакол паседжання 17/04 “Постпалітыка”

17 апреля состоялась очередная встреча в рамках «Беларускай філасофскай Прасторы» на тему: «Постполитика и ее альтернативы сегодня (случай Беларуси)». В качестве основного докладчика выступил Павел Барковский, в роли содокладчиков – Вячеслав Бобрович, Виктор Чернов и Дмитрий Коренко.

Выступление Павла было развернутым комментарием к его тексту о постполитике http://nmnby.eu/news/analytics/2083.html, опубликованном на сайте «Наше мнение». Павел еще раз выделил две важнейшие характеристики феномена постполитика, который, на его взгляд, отражает состояние участия в политике как в демократических, так и недемократических, типа нашей страны, обществах. Эти характеристики: 1. Десакрализация политики и 2. Дезинвестизация желания в политическую деятельность. Такое состояние политической активности лишает ее измерения «техне политике» – учреждения смысла посредством самого политического действия.

Следствием этого является трансформация политики а) путем исчезновение измерения сакрального по аналогии с порнографией, или даже постпорнографией, противостоящей эротике, и б) ее превращения в сферу недействия, которое скрывается масс-медийными инсценировками на сцене, прежде являющейся политической. В приводимых оценках Павел ссылался на таких авторов, как Ж. Бодрийяр, Ги Дебор и др. Само понятие постполитики Павел заимствовал у российского автора А. Дугина.

Применительно к ситуации в Беларуси Павел констатировал ситуацию обесценивания того, что происходит в сфере публичного. А в качестве альтернативы предложил поразмышлять о а) стимулировании желания участия в публичной жизни и способах возвращения смысла политическому действию;

б) гражданских инициативах снизу, которые можно было бы рассматривать как движение к свободе, отстаивание меры свободы в ситуации приватизированной властью публичной сферы. Павел предложил рассматривать инициативы в их многообразии, не подчинять их одной системной связи.

Ключевое замечание политолога Вячеслава Бобровича состояло в том, чтобы:

А) осмыслить роль критического интеллектуала. Так в чем его задача? Конструировать эти самые инициативы снизу, на которые сегодня делают ставку и независимые политологи? Или его задача – в осмыслении и аналитике? Что критический интеллектуал умеет делать лучше?

Б) Осторожно относится к симбиозу дискурсов. К примеру, к увязыванию ультраправой позиции Дугина с ультралевой позицией Бодрийяра. В обеих случаях западная демократия оказывается настолько проблемным местом, что теряется ориентир для анализа собственной ситуации.

В) Отсюда еще два вопроса: есть ли такой, ценностный ориентир в проекте Павла?  И не следует ли рассматривать ситуацию в Беларуси в качестве дополитической, а не постполитической?

Павел отвечал в том духе, что к понятию постполитики он обратился, поскольку мы не можем игнорировать той видимости политики, которую создают власти в Беларуси. И при этом, насколько я поняла, неважно, с ультраправой или ультралевой позиции раскрывается содержание этого понятия.  Т.е. сегодня сложно уже говорить о состояние дополитики (хотя Паточка, к примеру, на которого Павел ссылается, это делает. И Фурс тоже, говоря о «регрессе социального»). Далее, хотя Павел и не говорил напрямую о демократии, ценностным ориентиром в модели Павла выступает понятие свободы, которое можно рассмотреть в связи с демократией. Что касается вопроса о роли критического интеллектуала, то Павел полагает, что проявление гражданской активности и размышление о ней должны рассматриваться в связке. Иначе говоря, нельзя обучать демократии, не действуя демократически.

Дима Коренко в своем коротком выступлении вернулся к вопросу о том, как же возможно вернуть интерес к политике? Если беларусская власть создает видимость политики, то, возможно, уход от этой видимости в частную жизнь, является выходом? Что касается выборов как основного направления имитации политики властями, то Дима характеризовал стратегию власти через понятие «закрытого выбора». Такой выбор означает отказ от универсального измерения, презентация политической ситуации в Беларуси как уникальной и поэтому не поддающейся оценке со стороны. В таком случае, другой стратегией «возвращения политики» может быть критика закрытости и «уникальности беларусской политики». Следует ли сделать вывод, что тем самым мы снова возвращаемся к нормативному измерению?

Дмитрий также обратил внимание на подмену смысла проведения выборов процедурой, о чем можно посмотреть подробней в его статье (http://topos.ehu.lt/zine/2006/2/korenko.pdf).

Исходя из анализа выборов, Дима предложил дополнить обращения Павла к анализу несистемных гражданских действий снизу с интервенцией в систему. Это предложение вызвало бурную дискуссию, были высказаны сомнения по поводу этого тезиса Димы, а в качестве альтернативы предложено дальнейшее осмысления гражданских инициатив и возможностей их связи в обход навязываемой властями системы политических и социальных отношений.

Наконец, Виктор Чернов сделал мини-сообщение, в котором дал характеристику беларусскому режиму. Один из важнейших тезисов его выступления состоял в том, что стоит подходить к понятию политика дифференцированно и различать как минимум государственную политику (на разных уровнях), политику в смысле деятельности политических партий и политику на уровне различных гражданских инициатив. В Беларуси, согласно Чернову, власти блокировали возможность осуществления политики как артикуляции гражданами своих интересов, с одной стороны, и агрегации этих интересов политическими партиями и другими непровластными игроками политической сферы, с другой. Борьба же, которая осуществляется внутри властной группировки, также едва ли может быть обозначено политикой, поскольку является конкуренцией моделей экономического управления страной внутри закрытой и неподконтрольной сферы. Такую ситуацию Виктор предложил также обозначать скорее как дополитическую; а с помощью понятия публичная политика обозначать не, как это принято на западе, деятельность политических институтов, а все многообразие деятельности, направленной на принятие значимых для всего общества решений, не подчиненной отстаиванию своих интересов одной провластной группировки. Виктор также высказал критику тезиса Димы о процедурности беларусской официальной политики: в сфере процедур свирепствует хаос, цель которого – затруднить участие в политике непровластных граждан и групп.

Опуская многие другие важные вопросы, которые поднимались на дискуссии (встреча длилась около 3 часов), зафиксирую вопросы, которые стали итогом заседания и были вынесены в качестве возможных направлений последующих встреч:

  1. Всякое ли гражданское действие, или гражданская инициатива, является политическим? Коль скоро политику Виктор Чернов определил через деятельность по принятию решений, касающихся всего общества, то гражданская инициатива (к примеру, отстаивание интересов собственности) и политическое действие могут и не совпадать.
  2. В каких понятиях стоит все же говорить о ситуации в Беларуси: дополитики, политики или постполитики? Этот вопрос может отсылать к блоку вопросов о модернизации: является ли беларусское общество домодерным, модерным или постмодерным? Согласно каким критериям? Виктором Черновым было высказано мнение, что беларусское общество является модерным с очень сильными элементами традиционализма, которые располагают его между домодерным (и в этом смысле дополитиическим) и модерным констелляциями.
  3. Если политика как открытая для любого человека сфера принятия решений в Беларуси проблематична, притом что «государственная политика» существует и от своего лица представляет самые разные виды политики, то беларусское общество оказывается помещенным между частным и публичным. И тогда можно задаться вопросом о тех, как обозначил Чернов, переходных ценностях, которые могли бы стать проводником альтернативного властному понимания политики. Что это за ценности?
  4. Насколько необходима систематизация гражданских инициатив? Должна ли она осуществляться через интеграцию их в наличную политическую систему или необходимо создание альтернативной системы? Или система вообще не нужна?
  5. Как могут и должны взаимодействовать философы и политологи?

Ольга Шпарага

Вы можаце сачыць за каментарамі да гэтага запісу праз RSS 2.0 feed. Вы можаце пакінуць каментар, альбо trackback з вашага ўласнага сайта.

 

Пакінце каментар