LABORATORIUM. В Беларуси ничего не происходит

«В Беларуси ничего не происходит» – это слишком много и, в то же самое время, слишком мало. С одной стороны, эта фраза ничего не объясняет и ничего не проясняет в силу широты понятия. «В Беларуси ничего не происходит» – это клише, затертое до дыр в разговорах, в мыслях и даже в действиях. Но вместе с тем, это пустое означающее, как странно бы это не звучало, как не резало слух, обладает избыточным смыслом. Фраза, а в данном случае, речь идет именно о фразе – не о концепте, не о философском понятии, не об абстрактном объекте, а о фразе «в Беларуси ничего не происходит» маркирует собой «точку сборки» различных дискурсов в Беларуси.
Безусловно, фраза «в Беларуси ничего не происходит» не является центральной осью любого дискурса в Беларуси, она, как плавающее означающее, принимает всякий раз разное местоположение. Она, действительно, может быть центральным ядром дискурса, но может быть и той стеной, в которую, в конечном счете упирается дискурс, она может быть фоном, может быть контекстом, на фоне которого рождается сам текст. Мало того, что эта фраза принимает в различных дискурсах различное местоположение, но она еще и в одном и том же дискурсе может располагаться где угодно.
Важность и даже в какой-то мере универсальность, понятая не в качестве природной или извне данной универсальности, которая отсылает к необходимости и даже неотвратимости человеческого бытия, обеспечивает данной фразе то, что она используется абсолютно различными социальными группами в абсолютно различных ситуациях. Эту фразу используют интеллектуалы, студенты, бизнесмены, рабочие, политики, что позволяет ей циркулировать, постоянно участвовать в символическом обмене.
Обобщая все вышесказанное, нужно отметить, что в рамках данного LABORATORIUM мы будем понимать и анализировать фразу «в Беларуси ничего не происходит» как метанарративный код, метанарративный миф (позвольте нам такую игру слов, ибо она лучше всего выражает значение данной фразы).
Как и любое означающее, которое становится метанарративным кодом, данная фраза участвует, как было отмечено выше в так называемом символическом обмене. Говоря другими словами, само по себе высказывание, все соотнесенности ее с другими знаками, вне создания различных цепочек означающих, контекста, пусто. Данная фраза важна нам в своей функциональности, в своей работе.
В рамках данного LABORATORIUM становится важным проанализировать многосторонний процесс работы данного кода:
1.    От означающих к метаозначающему. Как абсолютно различные силы, дискурсы, знаки, включаясь в процесс работы, дают все новые и новые силы для данной фразы. Какие дискурсы, какие коды (более мелкие, локальные) участвуют в постоянном воспроизводстве данной фразы, как они участвуют.
2.    От метаозначающего к означающим. Какие цепочки означающих, какие мифы, а, следуя логики Фуко, слова никогда не бывают нейтральными, соответственно, какие стратегии, тактики, тип публичности, способы конструирования субъекта вызывает в жизни данная фраза.
3.    От сети означающих к сопротивлению. И наконец, попытаться выявить эти самые разрывы, возможности «ускользания» от воспроизводства и идеологии фразы «в Беларуси ничего не происходит».
Другими словами, речь идет о том, чтобы проанализировать фразу «в Беларуси ничего не происходит» на различных уровнях, показать, как рождается сила данной фразы, где и по каким каналам она собирается, проходит и распределяется, но в тоже время выявить точки сопротивления ей.
В этом плане, показательным является тот факт, что в качестве центрального ядра была взята обыденная фраза, которая никак не может претендовать, с точки зрения философской рефлексии, на то, чтобы стать теоретическим концептом. Мы сознательно избегали того, чтобы сделать ядром нашего анализа в этом году теоретический концепт. Нам было важно максимально сократить любые возможности конструирования нашего объекта как философского понятия именно для того, чтобы дать самой философской рефлексии работать, дать, как бы это сейчас странно не звучало, «дышать полной грудью», позволить вырасти объекту исследования из самой среды белорусской повседневности, быть максимально близко к практике, «жизненному миру». Но благодаря философскому анализу или, что будет более правильно, социально-критическому (без отсылок к одноименной философской традиции) анализу предоставить возможность проанализировать функционирования этой повседневности, тех пластов, которые нам, как живущим внутри ситуации кажутся принадлежащим к некому «само собой разумеющему» явлению, а с точки зрения рефлексивного анализа, принадлежащего в репрезентации, установлению гегемонии, беспорядочным составлением цепочки означающих и т.д.
Поэтому не стоит удивляться объекту сегодняшнего анализа, поскольку понятый в качестве метанарративного кода, фраза «в Беларуси ничего не происходит» обретет новое прочтение.
Конечно, оставляя в качестве центрального объекта анализа, в качестве главной темы фразу в подобной формулировке, мы сильной рискуем. И риск этот заключается в возможности, а точнее сказать, в принципиальной невозможности человеческого существа объять необъятное. Оставляя тему LABORATORIUM  в данной формулировке, ничего не добавляя к ней, например, «В Беларуси ничего не происходит»: анализ невозможности публичного пространства в РБ, мы тем самым рискуем, что называется, «растекаться мыслию по древу». Но вместе с тем, именно вследствие принятия такой формулировки, нам предоставляется возможность работать одновременно с теорией и практикой, не просто со словом и вещью, но включаясь в трехстороннее отношение «слово-вещь-действие».
Вместе с тем, в рамках данного LABORATORIUM  мы все же вынуждены принять ряд редукций относительно фразы «в Беларуси ничего не происходит». Подобные редукции необходимы, поскольку позволяют элиминировать ситуацию, когда вместо того, чтобы анализировать фраз «в Беларуси ничего не происходит» в качестве метанарративного кода, мы будем «топтаться на месте» в поисках конвенциональных границ данного объекта и единой ее трактовки, которая бы устроила всех участников.
Прежде всего, мы отказывается от любых интерпретаций фразы «в Беларуси ничего не происходит» в ее параноидальном ключе: как сознательная социальная технологий или политика со стороны действующего политического аппарата или официальных властей. Мы не склонны рассматривать создание данного кода как результат действующей власти, хотя, безусловно, она представляет один из сильнейших каналов обмена и воспроизводства данной фразы (в прошлом году в ходе анализа идеологических плакатов мы отметили, что узловым означающим белорусской власти является «стабильность», понятая как отсутствие  изменений, что довольно близко стоит к фразе «в Беларуси ничего не происходит»). Важно понять, что данный код рождается и функционирует как результат действия различных сил, действующих на микроуровне, эти силы часто противоречат друг другу, могут быть родственными друг другу, но могут также и элиминировать друг дуга. Особенность метанарративного кода состоит н ев том, что он в состоянии создать один всепроникающий дискурс, но в том (и в этом особенность исследования нашего объекта), что он обладает силой создавать для своего воспроизводства различные цепочки означающих, которые  могут быть полярными друг другу. В этой связи, белорусские власти не в состоянии контролировать данный код, он, как пример власти понятой в фукианском смысле, не имеет субъекта этой самой власти.
Второй нашей редукцией является редукция, связанная с отказом от пунктуации. Не случайно фраза «в Беларуси ничего не происходит» не заканчивается каким-либо знаком препинания. Поставить знак препинание – значит, заранее придать смысл фразе, или, по крайней мере, придать ей оттенок. Если мы поставим в конце точку, то неизбежно придадим этой фразе смысл законченного суждения. И тогда он будет звучать, как приговор (и законченная, решенная фраза): «В Беларуси ничего не происходит». Если мы поставим восклицательный знак, то эмоциональная загруженность, которая может означать негодование (типа, черт, в этой Беларуси ничего не происходит!). То же самое произойдет с любым знаком препинание. Но нас будет интересовать фраза «в Беларуси ничего не происходит» в его функциональном значении и значении производства и воспроизводства.
Третья редукция – это отказ от выяснения действительного положения дел в отношении к выражению «в Беларуси ничего не происходит». Это значит, что в этом LABORATORIUM  мы будем воздерживаться от любых решений вопроса: происходит ли на самом деле что-нибудь в Беларуси или нет. Отказ этот вовсе не означает, что данный вопрос не интересен или не имеет значения. Конечно, для практики вопрос о том происходят или нет в РБ какие-либо события и, как следствие, вопрос о том, а возможно ли событие в Беларуси – вопрос значительный. Однако, мы сознательно отказываемся от анализа проблемы «в Беларуси ничего не происходит» с точки зрения решения данной проблемы по отношению к действительности. В данном исследовании нас интересует непосредственная работа метанарративного кода, что следовательно, отсылает к тому, что сам по себе код, пока он значит, пока он включен в символическое воспроизводство существует.

Отталкиваясь от такой перспективы постановки проблемы, мы построили наш LABORATORIUM циклически. Мы начинаем его с анализа данной фразы в жизни единичных субъектов (на примере анализа интервью), что позволит нам выявить коды, какие цепочки означающих вытягивает за собой фраза «в Беларуси ничего не происходит», каким образом конструируется субъект в отношении данной фразы. Далее мы движемся к более общим феноменам, через которые выражение «в Беларуси ничего не происходит» воспроизводит себя – это анализ новостных программ, анализ рекламы, анализ парадов, анализ образования и т.д. И наконец, мы снова приходим к единичному индивиду в анализе новых интервью.
Такая структура выбрана не случайно она позволяет показать, с одной стороны, то, как наш метанарративный код создает или обрамляет тот или ной дискурс, с другой стороны, он показывает и обратный процесс – от дискурса к метанарративному коду.
В этом смысле, фраза «в Беларуси ничего не производит», подобна деньгам: сама по себе она ничего не значит (деньги – это только бумаге), но в процессе обмена, она обретает свою ценность.

Вы можаце сачыць за каментарамі да гэтага запісу праз RSS 2.0 feed. Вы можаце пакінуць каментар, альбо trackback з вашага ўласнага сайта.

One Response to “LABORATORIUM. В Беларуси ничего не происходит”

  1. William:

    You produced some decent points there. I looked on the net to the problem and discovered many people goes together with along along with your web site.

 

Пакінце каментар